Часть пятая. Разумные альтернативы «неизбежной» смерти

Глава тридцать первая.

Страх смерти был эволюционной необходимостью в прошлом

Большинство людей чувствуют полную беспомощность, смирение и страх, когда думают о неизбежности смерти. Подобная покорность и безграмотность людей в отношении столь важного в человеческой жизни вопроса просто ужасает.

Сегодня есть множество практических методов, позволяющих управлять процессом умирания. В пассивной безропотности, с какой человек принимает смерть, и в отсутствии информации о методах управления собственным умиранием заключается, пожалуй, главная и непоправимая ошибка человечества.

Долгие тысячелетия страх смерти вызывал у человека не­уверенность в себе и увеличивал его зависимость от власти. Правда, за отдельными представителями семейного или расового генофонда оставлялось право гордиться перед смертью своими жизненными успехами. И только. К примеру, около 1600 года, в эпоху расцвета феодального общества, китайский философ Ли Чжн написал эссе, в котором перечислил <пять способов умереть:

1) смерть в результате соответствующей причины;

2) смерть в сражении;

3) смерть мученика;

4) смерть из-за отсутствия интереса к жизни;

5) преждевременная смерть.

Власти декларировали, в чем заключается цель и смысл <праведной> жизни: в подчинении властям. Если ты как индивиду­альность посвятил жизнь служению генофонду, то по логике вещей, смерть - это последний, заключительный ее этап, когда ты окончательно приносишь в жертву твою индивидуальность.

Но гуманисту, который убежден в священной роли индивиду­альности, такие традиционные перспективы вовсе не кажутся утешительными. Давайте говорить честно. Как можно гордиться прошлыми достижениями, высоко держать голову в настоящем или с энтузиазмом стремиться в будущее, когда знаешь, что где-то за углом тебя терпеливо поджидает неумолимая Смерть с косой?

Какая же работа проделана человечеством, чтобы слова, связанные с понятием смерти, вызывали такой же дикий страх, как фильмы ужаса, показываемые в лучшее эфирное время! Могила. Омертвение. Вымирание. Распад. Разложение. Некролог. Аминь.

Обратите внимание, насколько хорошо продумана фразеология смерти. Что такое <умереть>? Это испустить дух, провалиться > преисподнюю, быть повергнутым в прах, протянуть ноги, дать дуба, загнуться, сыграть в ящик, кануть в вечность, окочуриться. Стать пеплом, покойником, трупом, пищей для червей. Какое жалкое окончание ИГРЫ ЖИЗНИ!

В прошлом у высшей власти (тех, кто осуществлял социаль­ное управление различными генофондами) был рефлекторный доят: заставлять людей ощущать слабость, беспомощность и зависимость перед лицом смерти. Выживание народа (коллектива) обеспечивалось за счет принесения в жертву его представителей.

За послушание и подчинение человек вознаграждался. За преданное служение генофонду ему обещалось бессмертие в загробном центре, известном в разных культурах под названиями рая, небес или царства божьего. Чтобы поддерживать в людях лояльность, властям приходилось контролировать <рефлексы умирания> и организовывать пусковые механизмы-стимулы, которые активизируют в мозге <контуры смерти>. Это осуществлялось в ходе ритуалов, импринтировавших зависимость и покорное подчинение судьбе.

Возможно, мы лучше поймем механизм импринтирования, если рассмотрим другой набор <ритуалов>, при помощи которых человеческие ульи управляют рефлексами зачатия и воспроизводства. Я имею в виду ритуалы плодородия (а точнее, оплодотворения). Надеюсь, вы не будете шокированы?

Механизмы контроля, навязанного общественным аппаратом, в обоих случаях одинаковы. Давайте посмотрим на <систему> снаружи, взглядом стороннего наблюдателя, чтобы отчетливо увидеть все то, что, как правило, остается невидимым, поскольку глубоко укоренилось в наших представлениях.

Каждый генофонд навязывает своему подрастающему поколению мораль, правила, табу, этические предписания, с помощью которых руководит самой важной ситуацией - ситуацией встречи сперматозоида с яйцеклеткой. Индивидуальное управление генетическим механизмом сексуального возбуждения всегда угрожает улейному скрещиванию. В первобытнообщинном и феодальном обществах все ритуалы оплодотворения (<брачные танцы>, свидания, ухаживания, контрацепция, аборты) до крайности упрощены. Персональное новаторство сурово осуждается и подвергается остракизму. В обществах индустриальной демократии степень сексуальной свободы слегка возрастает, но в тоталитарных го­сударствах вроде Китая или Ирана суровая пуританская мораль жестко контролирует рефлексы спаривания. Во времена правления китайского диктатора Мао <любовные романы> были запрещены, потому что из-за них уменьшалась степень фанатичной преданности государству. Если молодые люди будут самостоятельно решать, с кем и когда им заниматься любовью (<спариваться>), то оплодотворение с большей степенью вероятности произойдет вне улья, а там, чего гляди, эти юнцы решат сами управлять своей жизнью и, что еще страшнее, не захотят воспитывать в своих по­томках слепую преданность генофонду.

<Рефлексы умирания> поддерживаются намного более строгими ритуалами социального импринтирования. <Подогревание> страха смерти, которое осуществлял улей, считалось само собой разумеющимся во всех докибернетических культурах.

Поскольку индивидуальная жизнь была короткой, жестокой и бесцельной, знания и умения отдельно взятого человека вряд ли имели какое-то значение. Мир изменялся настолько медленно, что знание могло сохраняться только в культуре генофонда. При отсутствии технологий персонального информационного обмена отдельный человек ничего не значил в культуре генофонда. Преданность коллективу считалась добродетелью. К творчеству и индивидуализации относились как к извращению, странности, безумию мутантов. Только деревенские идиоты могли позволить себе независимое поведение и хаотичное несанкционированное мышление.

В феодальную и индустриальную эпохи власти мотивировали и контролировали людей, умело манипулируя страхом смерти. Сегодня политики защищают общественный порядок, используя армию, полицию и смертную казнь. Организованная религия сохраняет свою власть и богатство, насаждая и культивируя страх смерти. И папа Римский, и аятолла, и протестанты-фундаменталисты хорошо понимают, что ни в коем случае нельзя допустить, чтобы люди самостоятельно овладели и научились управлять собственным процессом умирания. Запрещается даже думать о существовании кибернетического постбиологического разума и возможности индивидуального пилотирования бессмертием.

Нас систематически программируют, как нужно умирать. Больницы укомплектованы духовниками - главами религиозных орденов, священниками или раввинами, - готовыми в любую минуту выполнить <последний обряд>. В каждом военном подразделении есть свой священник, который выполнит таинство соборования над умирающим воином. Ужасная катастрофа? Зовите священника!

В индустриальном обществе любое событие становится элементом крупного бизнеса. В процессе умирания задействованы медицинское страховое общество, система бесплатной медицинс­кой помощи, фонды по оказанию помощи роженицам, финансовое управление службы здравоохранения, палаты для неизлечимо больных людей. Кладбища. Погребальные ритуалы. Монополия религии на умирание и смерть людей действует даже более эффективно, чем монополия на их жизнь.

Для отцов церкви нестерпима сама мысль о том, что человек может иметь возможность сделать индивидуальный выбор в вопросах контрацепции, <пробирочного> зачатия, беременности и абортов. Все, что имеет отношение к экспериментам с бессмертием, ортодоксальные пастыри предают анафеме, будь то самоубийство, право добровольно умереть, эвтаназия, продление жизни, внетелесный опыт, оккультный опыт, астральные путешествия, выход из летаргического сна или комы, встречи с инопланетянами, криогенные исследования, создание банков спермы, яйцеклеток и ДНК, а также технология создания искусственного интеллекта.

Почему? Потому что если паства не боится смерти, то религия и политика теряют смысл. Власть генофонда оказывается под угрозой. А когда контроль над генофондом ослабевает, обычно появляются опасные генетические новшества и мутационные видения.



| техподдержка | about | Created 2k4-2k12