Глава тридцать третья. Постбиологическое сознание

Процесс умирания, который на протяжении тысячелетий окутывался табу и примитивными суевериями, внезапно стал поддаваться разумному осмыслению. Мы вдруг поняли, что вовсе не должны <мирно и пассивно уходить> во тьму ночи или в освещенный блеском неона диснеевский рай, созданный корпорацией Иисуса Христа. Мы поняли, что концепция вынужденной необратимой метаболической комы, или <смерти>, была губительным суеверием первобытного общества и жесткой маркетинговой тактикой общества современного. Мы осознали, что у человека есть десятки активных творческих возможностей противостоять мертвой хватке смерти и существующих <при ней> организаций.

Понимание всегда предполагает возможность изменений. Как только мы поняли, что <смерть> можно определить как проблему работы с информационной памятью, тут же появились решения этой многовековой <проблемы>. Самое разумное, что можно сделать, - это попытаться сохранить информационную память в течение максимально возможного времени. В теле. В нервной системе. В ДНК. В силиконовых схемах и магнитных средах (как хранится информация в современных компьютерах). В молекулярном виде (это позволит нанотехнология, или атомная сборка). В криогенном виде. В форме передачи знания. В виде легенд и мифов. В виде потомков, которые будут кибернетически подготовлены использовать постбиологический разум. В виде генофондов, информационных банков, сложных форм вирусов, обитающих в мировых компьютерных сетях и матрицах киберпространства, описанных Уильямом Гибсоном в его великих романах.

Второй этап в обретении <остбиологического сознания состоит в переходе от пассивности к активности. Люди, жившие в современную эпоху, запрограммированы смиренно дожидаться наступления конца, а потом отдавать свое тело для захоронения священникам и гробокопателям.

Сейчас, осваивая кибернетическую информацию, мы понима­ем, что смерть - это изменение в работе с информационной памятью, и есть двадцать три метода ухода от рабского и страшного умирания.

В предыдущих главах я описывал семь стадий развития разума: биологическую, эмоциональную, ментально-символьную, социальную, эстетическую, нейрологически-кибернетическую и генетическую. Есть и восьмая стадия - атомно-нанотехническая стадия. На каждой из этих стадий разум проходит входную фазу осознавания информации, за которой следует фаза программирования и перепрограммирования, и, наконец, выходную фазу передачи информации.

Для перепрограммирования мы должны активизировать те контуры мозга, которые отвечают за тот или иной конкретный аспект. Когда <включается> нужный контур, можно заняться переимпринтированием или перепрограммированием.

Когнитивная нейрология предполагает, что самый прямой способ перепрограммирования эмоциональных реакций заклю­чается в повторной активизации эмоциональной стадии, а затем перепрограммировании, осуществляемом за счет замены страха смехом. Для перепрограммирования сексуальных ответных реакций вполне логично вновь активизировать первые подростковые импринты, а затем заменить старые импринты новыми эроти­ческими стимулами и новыми сексуальными реакциями.

Контуры мозга, отвечающие за процесс <умирания>, обычно включаются в период <околосмертных> кризисов. На протяжении столетий люди рассказывают одно и то же: <Когда я ушел под воду (стал задыхаться, падал, отказали тормоза), перед глазами промелькнула вся моя жизнь>.

При употреблении некоторых анестезирующих наркотиков, например, кетамина, можно пережить такие <околосмертные>, <внетелесные> состояния. Можно собрать достаточное количество информации о том, как наркотики позволяют пережить <внетелесный> опыт, а затем использовать гипнотические техники для активизации желаемых контуров, не используя внешние химичес­кие стимулы.

Ритуалы, интуитивно разработанные различными религиозными группами, специально предназначены для того, чтобы вводить людей в гипнотические трансовые состояния, связанные с <умиранием>. Ребенок, который воспитывается в католической культуре, став очевидцем предсмертного обряда, получает мощный импринт (программу).

Прибытие священника для проведения таинства соборования становится кодовым сигналом приближения смерти. В каждой культуре есть свои ритуалы активизации и последующего контроля (программирования) <контуров смерти>. До самого последнего времени существовало мало культур, где <смерть> была процессом, в котором допускался персональный контроль и индивидуальный выбор человека.

Почти у всех животных есть <рефлексы умирания>. Не­которые животные покидают стадо, чтобы умереть в одиночку. Другие стоят, широко расставив ноги и флегматично дожидаясь последнего мгновения. У некоторых видов принято изгонять умирающий организм из социальной группы.

Если вы хотите обрести навигационный контроль над процес­сом умирания, попробуйте воспользоваться тремя советами:

1. Активизируйте рефлексы смерти, импринтированные вам культурной средой, и попробуйте их ощутить. Представьте себя в одеждах священника, раввина, главы религиозного ордена, и воспроизведите их гипнотические ритуалы. Займитесь визуализацией. Читайте молитвы. Выполняйте все это в виртуальной реальности вашего сознания. Совершите обряд богослужения на ваших собственных платонических похоронах.

2. Проследите корни этих рефлексов.

3. Перепрограммируйте себя, инсталлируйте собственный предсмертный план бессмертия.

Цель этой работы состоит в том, чтобы создать научную модель последовательности кибернетических (знание-инфор­мация) процессов, которые возникают, когда человек приходит на эту стадию метаморфоза, и сознательно разработать варианты, позволяющие принять активное участие в этих событиях.



| техподдержка | about | Created 2k4-2k12