предисловие к книге Алана Уоттса «Космология радости»

Предисловие к книге написано Тимоти Лири и Ричардом Альпертом, в прошлом сотрудниками
Отделения психологии Гарвардского университета.

 

«...трогательное введение в одну из самых современных сфер исследования человечеством
самого себя». - Newsweek

«Жителям Друид-Хайтс»

«Космология радости» представляет собой блестящую комбинацию слов, описывающих переживания, для которых в нашем языке слов не существует. Чтобы понять эту прекрасную, но трудную книгу, нужно провести искусственное различие между внешним и внутренним. Однако, по мнению Алана Уоттса, именно это различие мы должны оставить позади. С этой целью мистер Уоттс предлагает нашему вниманию словесную игру на языке Запада. Читателю, принявшему участие в этой игре, можно простить то, что он придерживается традиционных двойственных моделей.

Внешнее и внутреннее. Поведение и сознание. Наша цивилизация преуспела в изменении окружающего мира, и стремление его преображать стало для нее наваждением. За последние два столетия пристального внимания к внешнему миру западные монотеистические культуры научились манипулировать объектами с потрясающей эффективностью. Однако в последние годы наша цивилизация стала перед лицом вопиющего дисбаланса. Мы узнали о существовании неоткрытой внутренней вселенной, о неисследованных пространствах сознания.

Диалектика нашего развития известна уже давно. Этот цикл повторялся в жизнях многих индивидов и целых народов. За внешним материальным успехом следует разочарование и поиски ответов на фундаментальные "почему", а затем открытие внутреннего мира. Этот мир бесконечно богаче и сложнее, нежели искусственные структуры внешнего мира, оказывающиеся впоследствии всего лишь плодами человеческого воображения. В конце концов логический концептуальный разум обращается к самому себе и осознает глупое несоответствие своих хрупких построений тому миру, которому они были навязаны. Тогда он ослабляет свой жесткий контроль и освобождается от ограничений рационального познания.

Мы говорим здесь (а Алан Уоттс в своей книге) о политике, которую проводит нервная система человека, - и которая так же сложна и важна, как и внешняя политика государства. Политика нервной системы настраивает ум против мозга, и тогда деспотичный рациональный рассудок отмежевывается от организма и мира, частью которого этот организм является, и начинает контролировать, предостерегать, оценивать.

Так появляется пятая свобода - свобода от обусловленного культурного разума. Свобода расширять сознание за пределы искусственных культурных построений. Свобода перейти от нескончаемых словесных игр - социальных, эгоистических - к радостному единству запредельного.

Здесь мы имеем дело с тем, что давно уже не ново, и над чем в течение столетий задумывались мистики, философы с религиозным опытом и немногочисленные подлинно великие ученые, которые умели выходить за пределы сферы научных игр и возвращаться в нее. Американский психолог Вильям Джемс осознал и недвусмысленно выразил этот факт...

«... наше обычное бодрствующее сознание, - рациональное сознание, как мы его называем, - это всего лишь одна частная разновидность сознания, тогда как везде вокруг нас за тончайшей завесой находятся потенциальные возможности сознания всецело иного. Мы можем пройти сквозь жизнь, не подозревая о их существовании, но достаточно лишь приложить некоторые усилия, и мы почувствуем, что они рядом и во всей своей полноте, эти характерные типы ментальности, которые, возможно, имеют право на существование и приложение в какой-нибудь другой сфере бытия. Ни одно описание вселенной в ее целостности не может быть окончательным, если оно не принимает во внимание эти другие формы сознания. Все дело в том, как их рассматривать, - ибо они не являются продолжением обычного сознания. Они расширяют спектр восприятия, хотя и не дают готовых описаний; они открывают новые пространства, но не предлагают их карты. Известно одно: они запрещают преждевременное сведение счетов с реальностью. Оглядываясь на свои собственные переживания, я нахожу, что они сходятся как к центру к своеобразному постижению, которому я не могу не придавать мистический смысл».

Однако что это за усилия, которые нужно приложить для преодоления господства концепций и открытия «потенциальных возможностей всецело иного сознания»? Существует много таковых. Индийские философы описали сотни различных методов. То же сделали японские буддисты. Монастырские традиции наших западных религий также дают некоторые примеры. В течение столетий мексиканские целители и жрецы южноамериканских и североамериканских индейцев использовали священные растения для того, чтобы с их помощью вызывать изменения в сознании. Недавно наша западная наука, синтезировав некоторые вещества, также получила весьма эффективные средства для открытия новых сфер восприятия.

Чтобы «пробуждать довольно интенсивное мистическое сознание», Вильям Джемс использовал оксид азота и эфир. В наши дни внимание психологов, философов и теологов сосредоточено на трех синтетических веществах: мескалине, лизергиновой кислоте и псилоцибине.

Что известно об этих веществах? Лекарства это, наркотики или сакраментальные снадобья? Легче сказать, чем они не являются. Эти вещества нельзя назвать наркотическими, опьяняющими, возбуждающими, анестезирующими или успокаивающими. Это скорее биохимические переключатели, которые открывают путь к переживаниям, всецело новым для многих людей Запада.

В течение последних двух лет ученые из Центра исследований личности при Гарвардском университете систематически экспериментировали с этими веществами. Наши первые исследования биохимического расширения сознания были изучением реакций американцев, которые принимали эти вещества в благоприятной, естественной обстановке. У нас была возможность наблюдать за более чем тысячей индивидуальных сеансов. На основе наблюдений, интервью и репортажей, на основе данных, полученных из вопросников, а также из анализа изменений в тестовых показателях личности после эксперимента мы сделали следующие выводы:

  1. Эти вещества действительно вызывают изменения в сознании. В этом не может быть никаких сомнений.
  2. Не имеет смысла говорить более конкретно об «эффекте этих препаратов». Установки и обстановка, ожидания и атмосфера, в которой проходит эксперимент, определяют все конкретные особенности реагирования. Нет такого понятия как «реакция на препарат»; реакция всегда определяется препаратом-и-обстановкой.
  3. Говоря о потенциальных возможностях, целесообразно принимать во внимание не столько препарат-и-обстановку, сколько потенциальные возможности коры головного мозга порождать образы и переживания, выходящие далеко за пределы узкого круга слов и идей. Участники исследований, выполнявшихся в рамках проекта, проводили много времени, слушая рассказы о переживаниях, через которые прошли люди под влиянием веществ, изменяющих сознание. Если мы заменим слово «препарат» на слова «кора головного мозга», мы сможем согласиться с любыми утверждениями о его потенциальных возможностях - хорошими и плохими, полезными и пагубными, приятными и пугающими. Все это потенциальные возможности нашего мозга, а не вещества. Вещество выступает в роли катализатора.

При анализе и интерпретации результатов наших изысканий мы обращались прежде всего к традиционным моделям современной психологии - к психоанализу и бихевиоризму - и пришли к заключению, что эти представления неудовлетворительно объясняют насыщенность и разнообразие измененных состояний сознания. Чтобы осмыслить наши открытия, мы были вынуждены прибегнуть к понятиям и точкам зрения, которые довольно чужды нам - людям, воспитанным в традициях механистической объективной психологии. Нам снова и снова пришлось возвращаться к недуалистическим представлениям восточных философий, к теории сознания, которую предложили Западу Бергсон, Олдос Хаксли и Алан Уоттс. В первой части настоящей книги мистер Уоттс с замечательной ясностью излагает именно ту теорию сознания, которая была подтверждена в личных экспериментах наших добровольцев - философов, необразованных заключенных, домохозяек, интеллектуалов, алкоголиков. Скачок от хитросплетения вербальных ограничений к отождествлению со всей целостностью окружающего мира - вот феномен, снова и снова повторяющийся в отчетах испытуемых.

Алан Уоттс повествует о своих визионерских переживаниях красноречиво и детально. Разумеется, он пытается сделать невозможное - выразить в словах (которые всегда лгут) то, что лежит за пределами слов. Однако как хорошо ему это удается!

Алан Уоттс - один из выдающихся писателей нашего времени. Он наделен интуитивной чувствительностью к новому; он прекрасно разбирается в основных событиях и тенденциях современности. И наряду с этим он обладает концептуальной базой философа-поэта, призвание которого учить и разъяснять. В своей книге он дал нам, возможно, одну из лучших формулировок мистицизма космической эпохи - даже более дерзновенную, нежели две классические работы Олдоса Хаксли, ведь Уоттс идет вместе с Хаксли, а затем проникает еще дальше. Особенно важен акцент, который он делает на любовном аспекте мистических переживаний и новых возможностях общения в коллективе.

В ваших руках находится великий человеческий документ. Однако, если вы не являетесь одним из немногих людей Запада, которые (случайно или благодаря химической удаче) пережили мистическое состояние расширенного сознания, возможно, вы не поймете, о чем эта книга. Очень жаль, однако это не удивительно. История идей убедительно свидетельствует, что все новые представления и предсказания вначале не встречали понимания. Мы не можем осмыслить то, для чего у нас не существует слов. Однако Алан Уоттс играет в своих книгах в словесные игры, и читатель - его постоянный партнер.

Просто слушайте. Будьте готовы. В этой книге есть десятки незабываемых строк, целые дюжины великих идей. Слишком много. Слишком концентрированно. Слишком уж быстро они проносятся перед нами. Внимайте им.

Если вам удастся понять хотя бы несколько из этих идей, у вас возникнут вопросы, которыми задавались мы, анализируя данные проведенных экспериментов. А что дальше? Каковы возможные использования этих новых удивительных веществ? Могут ли они вдохновить на что-то большее, нежели несколько памятных переживаний и несколько памятных книг?

Ответ придет с двух сторон. Мы должны дать возможность многим пройти через эти переживания и выслушать всех тех, кто, как Алан Уоттс в этой книге, может рассказать о них. (Едва ли когда-либо будет нехватка людей, добровольно желающих отправиться в это экстатическое путешествие. Девяносто один процент опрошенных сказали, что они с нетерпением ждут новой возможности пережить состояние расширенного сознания и желают разделить его со своими знакомыми и близкими.) Мы должны также всячески поощрять систематических и объективных исследователей, которые сами принимали эти вещества и постигли, в чем различие между внутренним и внешним, между сознанием и поведением. Такие исследования должны пролить свет на возможные использования этих переживаний в современной жизни - в образовании, религии, творчестве и искусстве.

Многие верят, что мы стоим у важной поворотной точки на пути человека к расширению сферы восприятия и господству над окружающим миром. Наши исследования дают основания для подобного оптимизма. «Космология радости» - это еще одно убедительное свидетельство того, что наши ожидания вполне оправданны.

Тимоти Лири, док. филос.
Ричард Альперт, док. филос.
Гарвардский университет, январь 1962

источник: http://ariom.ru/litera/2003-html/uots/uots-03.html#head_2


 

Книги предназначены для личного пользования и не для распространения. Покупка бумажного варианта в ближайшем магазине всегда приветствуется. Издательства, - они хорошие, давайте поможем им денежкой.


| техподдержка | about | Created 2k4-2k12