Глава восемнадцатая. Языки науки экстаза

Возникает необходимость в появлении семи новых наук:

1. Молекулярная психология (психофизика);

2. Клеточная психология (психобиология);

3. Соматическая психология (психофизиология);

4. Сенсорная психология (сенсорная физиология);

5. Психология обучения (психоинженерия);

6. Эмоциональная психология (психополитика);

7. Психология бессознательного (психоанестезиология, психоэсхатология).

Безусловно, это гипотетические уровни сознания. Фармакология и нейрология уточнят и исправят эти гипотезы. Нынешняя ценность таких гипотез состоит в том, что они сформулированы на операционном, конкретном, объективном языке. Например, когда мы говорим, что <марихуана изменяет биохимию нервных сплетений, медиирующих органы чувств>, это утверждение подтверждается серией экспериментов. Такой подход весьма отличается от современного суждения, вроде того, что <конопля -это яд>.

Читая о современных открытиях только что перечисленных наук, разве можно без благоговейного трепета и почтительного уважения относиться к грандиозности этих наблюдений, невероятной сложности проектов, скоростей и масштабности? Без насторженного пиетета перед могуществом разума? В самом деле, мощью разума можно описать бесконечную сложность мира. Как беден наш язык и как ограничено наше воображение!

Безусловно, открытия чистых наук не вызывают религиоз­ного отклика, которого мы ожидаем. Мы пресыщены светской статистикой и впадаем в состояние скучающих роботов, когда на нас вываливается лавина фактов, понять которые мы не в состоянии из-за недостатка образования. Хотя открытия в области физики, генетики, палеонтологии и нейрологии оказывают колоссальное влияние на нашу жизнь, мы относимся к ним с меньшим интересом, чем к котировкам акций на фондовой бирже, спортивным чемпионатам и новинкам моды.

Эти сигналы смутно улавливаются, но гипотетически, рацио­нально; они не вызывают переживаний, не ощущаются, остаются непонятыми. Вы сможете испытать экстаз от игры интеллекта только тогда, когда начнете осознавать многомерную сложность генетического плана. Когда отодвинете краешек занавеса и увидите на секунду фрагмент энергетического танца, саму жизненную силу. Разве можно постичь божественное, не разобравшись в каждом крошечном элементе фантастического плана? Лично я считаю  кульминацией религиозно-научного поиска то мгновение, когда тебе неожиданно открываются ответы на семь основных духовных вопросов.

Но как наша неподготовленная нервная система может уловить сигнал? Понятное дело, обывателю не понять концептуаль­ную, математическую <игру в бисер>, разыгрываемую ученым-физиком. Но разве обязательно его чувственный контакт с божественным процессом должен осуществляться через символы, проповеди, гимны, роботические ритуалы, религиозные обряды, морально-поведенческие табу, неизбежно секулярные по своей цели?

К счастью, каждый человек обладает удивительной ап­паратурой, с помощью которой может постигать, познавать, ощущать энергетические процессы непосредственно. Эта ап­паратура - наш мозг.

Если вы сможете на мгновение ослабить хватку обусловленного ума и почувствовать сигнал, который исходит из вашего мозгового компьютера, то узнаете поразительные вещи. Согласно нашим исследованиям, даже необразованный обыватель может непосредственно ощущать все то, к чему медленно приходят ученые. Он может непосредственно ощущать процессы, изучаемые, к примеру, физиками, которые пытаются своими массивными концептуальными мозгами, неуклюже обрабатывающими не более трех концепций в секунду, постичь то, что происходит со световыми скоростями, регистрируется уникальной аппаратурой и выражается в виде уникальных символьных формул.

Но тормоза можно отпустить. Наши последние исследования поддерживают гипотезу о том, что опыт расширения сознания позволяет человеку пережить другие уровни энергии и информации. Но что имеют в виду люди, пережившие подобный опыт, когда говорят о духовном пробуждении? Получают ли они ответы на семь основных вопросов и переживают ли <просветление>? Или же это реакция, отражающая потрясение от пережитых новых и незнакомых ощущений? Даже если бы справедливым оказался второй вариант, разве одного его было бы недостаточно, чтобы говорить о религиозном аспекте применения психоделических веществ и необходимости создания более сложной религиозной терминологии, соответствующей научным данным? Однако есть феноменологические свидетельства того, что духовные прозрения, сопровождающие опыт расширения сознания, могут быть субъек­тивными отчетами об объективных процессах, которые открывают и изучают астрономия, физика, биохимия и нейрология.

На сегодняшний день мы далеки от полной нейрологической и фармакологической расшифровки опыта расширения сознания. Мы практически ничего не знаем о физиологии сознания и взаимодействии коры больших полушарий головного мозга с телом. Мы не можем с полной уверенностью утверждать, что во время опыта расширения сознания субъекты непосредственно переживают то, что измеряют биохимики или физики, занимающиеся элементарными частицами. Но удивительные сведения о генетическом коде и структуре внутриклеточных отношений, которые они излучают, должны предостеречь нас от желания считать <психотическим> или аномальным опыт, не вписывающийся в текущие рамки наших стереотипных представлений о мире. На протяжении трех тысячелетий великие пророки и философы советовали нам <искать внутри>, и оказалось, что современные научные факты подтверждают правильность этого совета. Пределы интроспективного осознания вполне могут достигать субмикроскопического, клеточного, молекулярного и даже ядерного уровней. В конце концов, мы видим лишь то, что мы готовы и настроены увидеть.

Мы находимся в самом начале исследования. Хотя мы пока не в состоянии дать удовлетворительного объяснения накопленным экспериментальным фактам, не вызывает сомнения, что во время опыта расширения сознания субъекты <получают> ответы на семь основных вопросов, и приписывают дальнейшие изменения в своей жизни этим биохимическим видениям. Мы продолжаем задавать вопросы религиозным и философским группам: <А что думаете вы? Религиозны ли эти биохимические видения?>

Прежде чем вы ответите, вспомните, что Бог (или как там вы называете Высшую силу) создал эту удивительную молекулу, это невероятно сильное органическое вещество под названием ЛСД, как создал ОН и розу, и солнце, и сложнейшее скопление молекул, которые вы упорно считаете вашим <я>.

К числу серьезных проблем при проведении научных экс­периментов по расширению сознания, мы относим весьма слабое представление подавляющего большинства людей, даже в среде профессиональных богоискателей, о том, что же такое в действительности религиозный опыт. Мало кто отчетливо представляет собственно проявление божественного процесса. Когда задаешь такого рода вопросы, священнослужители начинают говорить уклончиво, скатываются на рельсы интеллектуального рационализма и жутко смущаются.

Великие карикатуристы эпохи Возрождения изображали высшую силу в виде голубя, огненного куста, человека (или седобородого старца, или распятого на кресте, или младенца, или святого, сидящего в позе лотоса). Разве это не ограниченные инкарнации, временные обители великого энергетического процесса?

Как-то раз к нам пришел священник с супругой, искренне стремясь к просветлению. Они совершили мужественный шаг и приняли биохимический препарат, который соответствует серотонину, естественной <смазке> нашей системы. Двадцать пять минут (средняя продолжительность одной проповеди) их кружило в энергетическом танце, они стали участниками космического Процесса, двигались с невиданными сверхсветовыми скоростями. Двадцать пять минут пронеслись как секунда и в то же врем у длились целую вечность. После сеанса священник посетовал, что опыт расширения сознания, каким бы головокружительным и исполненным откровения он ни был, весьма его расстроил поскольку оказался очень <физическим>, научным, как будто он просто смотрел в микроскоп, как будто пульсировал по клеткам. А что же он ожидал? Опыт расширения сознания - это не небесный Променад по небесному паноптикуму мадам Тюссо. Друзья мои, божественное присутствует в каждой макроскопической форме, 3 каждом клеточном процессе. Божественное можно видеть. Но оно оперирует в измерениях времени, которые далеко выходят за пределы наших пространственно-временных, обыденных представлений. В отличие от науки, способной описывать волновые колебания, энергетический танец и клеточные взаимодействия логически, наш мозг способен воспринимать эти процессы эмпи­рически.

Вот так. Мы получили ключ в незримый, кажущийся иллюзорным мир. Но как же нам трудно смириться с тем, что этот ключ может быть органической молекулой, а не новым мифом или новейшим заветом!

И здесь мы сталкиваемся с проблемой противостояния <духовного и материального>. В одном лагере находятся пророки, Неуверенные в достоверности своих откровений. Они смущенно говорят на разных языках (как вам известно, до сих пор не существует удовлетворительного академического языка для описания новых видений божественного). Они знают о бренности человеческого бытия. Они окружены легионом эксцентричных <Последователей>. Они всегда погружены в тяжелые сомнения по поводу собственной мотивации: <Чем я движим? Кто я - герой, Мученик или псих?> Они всегда рискуют лишиться материальных благ - работы, репутации, многострадальной и кроткой жены, консервативно настроенных друзей, одобрения со стороны родителей. Они всегда под огнем критики. В другом лагере обитает истэблишмент (начальство, полиция, учредители фондов, работодатели). Это те актеры из массовки, которые бросают во время спектакля жизни реплики: <Безумие! Психоз! Интеллектуальное растление! Необратимые расстройства психики! Культовость!> Внутренняя свобода становится главной причиной религиозного и правового конфликтов.

Как можно решить, кто прав? Как сформировать собственное мнение? Это не так уж сложно. Всякий раз, когда вы слышите, как кто-то рассуждает о внутренней свободе и расширении сознания - неважно, с позиции <за> или <против> - постарайтесь мысленно ответить на следующие вопросы:

1. Суждения этого <эксперта> стали результатом личных переживаний или он повторяет избитые клише? Теологи и интел­лектуалы часто отрицают очевидное в угоду устоявшимся догмам и представлениям.

2. Он говорит с духовной или обывательской точки зрения? Чем он руководствуется: желанием найти ответы на семь основных вопросов или же он защищает собственную социально-психоло­гическую позицию? Он стремится попасть в шеренги святых, скептически настроенных ученых или прожженных федералов?

3. Как его аргументы восприняли бы в другой культурной среде (например, в африканских джунглях или на другой планете, населенной более высокоразвитыми формами жизни)? Или в другом времени (в Афинах времен Перикла, в тибетском монастыре или Иудее эпохи пророчеств религиозных мессий)? А как эти аргументы восприняли бы дельфины или секвойи? Иными слова­ми, старайтесь абстрагироваться от вашей обычной установки на племенную игру и представьте себя в роли божьей твари иного порядка.

4. Как вы отнеслись бы к этим баталиям, если бы были неизлечимо больны и вам оставалась всего неделя жизни (то есть если бы вы отстранились от игр повседневности)?

5. Точка зрения вашего <эксперта> расширяет горизонты знания или же, наоборот, сужает? У вас возникает побуждение исследовать, познавать, рисковать духовной верой, присоединить­ся к тем, кто разделяет ваше космическое невежество, и совершить с ними путешествие самопознания? Или же вас призывают отстаивать свои богатства, не рисковать, прислушиваться к авторитетному голосу того, кто все знает лучше всех?

6. Когда мы вслух излагаем свои мысли, то обычно мало говорим о предмете разговора. Мы просто обнажаем состояли нашего сознания. Какие термины употребляет ваш <эксперт>: позитивные, жизнеутверждающие, духовные, вдохновляющие, просветляющие, основанные на вере в будущее, на вере в ваш внутренний потенциал, или же он вываливает на вас содержимое собственной психики, которая охвачена страхом за материальное благополучие, воображаемыми кошмарами, трусливой осторожностью и абсолютным неверием в человеческие возможности? Но в этой жизни нам нечего бояться! В духовной игре нет победителен и побежденных!

7. Если он против того, что называет <искусственными методами просветления>, спросите его о том, что он понимает под <естественными методами>? Слова? Ритуалы? Родовые обычаи? Алкалоиды? Растения? Посты?

8. Если он против биохимической поддержки, где он проводит пограничную черту? Он курит сигареты с никотином? Он пьет алкогольные напитки? Его кололи пенициллином? Он принимает витамины, таблетки или пищевые добавки?

9. Если ваш <эксперт> против биохимической составляющей в опыте расширения сознания опыта, то за какую он составляю­щую? Если он запрещает вам пользоваться биохимическим ключом к получению откровения, что предлагает он взамен?



| техподдержка | about | Created 2k4-2k12